Content anchor

Ольга Токарчук

Olga Tokarczuk, fot. Grażyna Makara
Ольга Токарчук. Фото: Гражина Макара

Романистка и эссеистка, наиболее титулованная и повсеместно любимая польская писательница среднего поколения; лауреат множества премий и наград, равно ценимая – что случается чрезвычайно редко – и литературной критикой, и широкой читающей публикой. Родилась в 1962 году в Сулехове.

Бесспорное открытие в польской литературе последних лет, писательница, которую ценят и критики, и читатели. Феномен популярности и хорошего вкуса, образованности и литературного мастерства, философской глубины и искусства рассказчика. Почитательница Юнга, знаток философии и эзотерики. Изучала психологию в Варшавском университете.

Еще подростком Ольга пробовала свои силы в поэзии. Потом на много лет замолчала, чтобы вернуться с очень хорошо принятым критиками романом «Путь людей Книги» (1993). Это произведение – нечто вроде современной притчи. Первый слой сюжета повествует о неудавшейся экспедиции за таинственной Книгой, в ходе которой на двух главных героев снисходит великая любовь. Действие происходит в XVII веке во Франции и Испании, однако здесь важен не местный колорит, а очарование Тайны. В другом романе – «Е.Е.» (1995) автор отправляется в несколько более близкое к нашему времени прошлое. На этот раз действие книги разворачивается во Вроцлаве начала XX века. Ее главная героиня Эрна Эльцнер (Erna Eltzner – отсюда E.E.), юная девушка из польско-немецкой семьи, у которой открылся медиумический дар. Здесь также проявляется очарованность таинственным, тем, что ускользает от человеческого сознания.

Без сомнения, самым крупным и громким успехом писательницы на сегодняшний момент стал третий роман – «Правек и другие времена» (1996). Упомянутый в названии Правек – мифическая деревушка, расположенная якобы в самом центре Польши, – архетипический микрокосм, в котором сосредоточены все известные человеческие радости и печали. Об этом романе Ежи Сосновский писал:
 

«Из лоскутков реальной истории Токарчук создает миф, то есть историю, пропитанную порядком, где все события, в том числе трагические и плохие, имеют свое обоснование. Пространство организовано наподобие мандалы – круга, вписанного в квадрат, а это геометрический образ совершенства и полноты».

«Правек и другие времена» – это высшее достижение новейшей польской мифографической прозы.

В другом тоне и жанре выдержан следующий роман Ольги Токарчук «Дом дневной, дом ночной» (1998). Определение «роман» здесь довольно обманчиво, поскольку эта вещь – гибридный текст, в котором собраны самые разнообразные наброски сюжетов и более связные рассказы, заметки квазиэссеистического характера, личные записи. В сущности, «Дом дневной, дом ночной» – это наиболее личная книга писательницы и вместе с тем – наиболее «локальная». Здесь Токарчук вслушивается в окружающее пространство, где постоянно живет (деревня в Судетах, на польско-чешской границе). Этим колоритом дышит, к примеру, рассказ о средневековой святой, Куммернис – женщине, которую Бог избавил от нежеланного замужества, даровав ей мужское лицо. Книга «Дом дневной, дом ночной» стала финалистом дублинской литературной премии IMPAC.

Хотя в 1997 году появился небольшой том прозы, состоящий из трех рассказов («Шкаф»), однако до выхода следующей книги писательницы «Игра на разных барабанах» (2001), читателям не представлялось случая оценить талант Токарчук в малых повествовательных формах. В книге собрано 19 рассказов, объединенных в три цикла. Первый из них можно назвать автотематическим: в нескольких рассказах писательница размышляет над феноменом творчества (не только литературного). Второй цикл составляют произведения апокрифические: как ранее основой волнующей повести о Куммернис была реальная история, о которой Токарчук узнала в Нижнесилезской провинции, так и четыре рассказа из «Барабанов» имеют похожие источники. Писательница по-своему развертывает «продолжения», мастерски расцвечивая и оживляя голые исторические факты. И наконец, третий цикл – в данной книге есть большая группа рассказов с реалистической, а точнее – психологическо-бытовой доминантой.

Ольга Токарчук опубликовала также эссе в виде отдельной книги («Кукла и жемчужина», 2000), в которой предложила новое прочтение романа Болеслава Пруса (конец XIX века) – произведения, считающегося шедевром польского писательского искусства.

Новая книга автора, «Последние истории» – это очередной сборник рассказов. Малые формы становятся понемногу излюбленным жанром Токарчук, которая также стала идейным вдохновителем Международного фестиваля рассказа.

«Написание романа для меня – это перенесенное во взрослую жизнь рассказывание сказок самому себе» (Ольга Токарчук).

После 2004 года Ольга Токарчук выпустила две книги: «Анна Ин в гробницах мира» (2006) и «Бегуны» (2007). Последний был номинирован на Литературную премию Центральной Европы ANGELUS, а также награжден литературной премией «Nike». Стоит добавить, что Ольга Токарчук является четырехкратной победительницей в читательском голосовании за лучшую книгу-финалиста Nike.


 

«Анна Ин в гробницах мира», значительно отличающаяся от остального наследия писательницы, вышла в рамках международной серии «Мифы». Участвующие в проекте писатели (среди которых, например, Маргарет Этвуд и Яцек Дукай) пишут книги, основанные на мифологических рассказах. Ольга Токарчук выбрала шумерский миф об Инанне, покровительнице урожая и войны, которая отправляется к своей сестре – богине плодородия и смерти – и неожиданно возвращающейся от нее в мир живых. Это возвращение стало возможным благодаря спутнице богини – Нине Шубур. Однако условие, при котором Анна может вернуться, довольно сурово – она должна привести кого-то вместо себя. Жертвой становится ее давний возлюбленный, но половину этой печальной повинности берет на себя его сестра.

Однако то, что больше всего удивляет читателя в книге, - это не обращение к мифологии, а создание мира, где действие мифа происходит в футуристических декорациях, напоминающих эстетику киберпанка. Герои пользуются голографическими картами, подземное царство представлено как подземелье футуристического города, а Боги Отцы, которых Нина Шубур просит о помощи, напоминают технократов из какой-нибудь корпорации. Описывая «Анну Ин…» Пшемыслав Чаплинский говорит, отдавая дань мастерству писательницы:

«Для одной этой книги Токарчук изобрела жанр, язык и совершенно новый способ повествования».

«Бегуны» - да будет позволено внести такое разграничение – это книга не о путешествиях, а о феномене природы. После мифографической прозы, эмоционально связанной с описываемым местом, писательница удивила своих читателей романом, который представляет собой своеобразное исследование психологии путешествия. Заглавие книги одновременно является названием старообрядческой секты, члены который уверены, что, оставаясь на одном месте, человек подвергается атакам Зла, а постоянное перемещение помогает спасению души. Подобная, хотя и очень светская, мотивация – связанная скорее со стремлением к свободе – движет и героями каждой из сюжетных линий романа. В книге появляется женщина с ребенком-инвалидом, не вернувшаяся домой после снизошедшего на нее в церкви откровения; австралийская исследовательница, которая после долгих лет возвращается в Польшу к смертельно больному другу; мать, которая вместе с сыном уходит от мужа во время отдыха в Хорватии; есть в книге и рассказ о переносе в Польшу сердца Шопена. Чрезвычайно важна история жившего в XVIII в. анатома Рюйша, его дочери и его коллекции препаратов, в итоге проданной царской России.

Композиция «Бегунов» - переплетающиеся между собой истории – напоминают то, что писательница уже один раз использовала в книге «Дом дневной, дом ночной». Можно считать, что здесь Токарчук вернулась к проверенным приемам.

После «Бегунов» Токарчук написала книгу на первый взгляд более легкого калибра. «Веди телегу и плуг по костям мертвецов» (заглавие – цитата из Уильяма Блейка) – криминальный роман (его также называют моральным или экологическим триллером), где в привлекательную форму облечено важное дидактическое содержание:

«Солидарность с животными, самым слабым, подверженным крайне жестокому обращению звеном цепи власти – это символ протеста против патриархата», - говорит писательница.

Сюжет кратко сформулировал Юлиуш Куркевич на страницах газеты «Газета Выборча» (книга была номинирована на литературную премию «Nike»):

«В небольшом поселении в Клодзской котловине погибают мужчины. Все убитые были заядлыми охотниками. Полумафиозные разборки? А может быть, месть животных?»

Героиня книги Янина Душейко – в прошлом проектировщик мостов, а ныне сельская учительница английского, географии и сторожиха в курортных домиках, которая также интересуется астрологией и обожает животных – высказывает свою теорию.  Но, как несложно предположить, никто не обращает внимания на женщину, которая считает, что мир – это отражение того, что записано в звездах, а в свободное время читает Уильяма Блейка.

В этой книге Токарчук высказывает широкую критику патриархальных, антропоцентрических принципов, на которых базируется традиционный мир (носитель этих довольно консервативных идей – католическая церковь) и принимает сторону наших страдающих братьев – животных. О своей книге автор говорит, что она абсолютно политическая:

«Она политическая в самом широком понимании. Политичность как оценка того, что происходит вокруг нас, и выбор какой-либо из сторон в этих событиях» (wyborcza.pl)

После этого романа вышел сборник рассказов Токарчук «Момент медведя», где она говорит о теле, сексуальности и смерти, о гендерных ролях и увлечению темными комнатами. Появляются тексты о Мишеле Фейбере и Матрице. Токарчук пишет также о своих путешествиях, картах страха и картах суши, улицах Амстердама и горизонте горного массива. В «Моменте медведя» появляется, как сейчас кажется, важный для творчества Токарчук мотив гетеротопии – мира, где и речи нет об убийстве и съедении, где люди не относятся к животным как к объектам и где нет рабской привязанности к работе, соперничеству и агрессии.

«Вот уже несколько лет меня преследует идея написать роман, где мир бы функционировал иначе. В нем бы не действовали определенные очевидные принципы. Я уверена, что признание чего-то очевидным совершенно не связано с фактами, это просто вопрос общественного договора и привычки нашего разума, поэтому лежит скорее в области психологии, чем физики», - пишет Ольга Токарчук в «Моменте медведя» 

Автор: Павел Козел, декабрь 2008, дополнено 2012.


Творчество:

  • "Miasta w lustrach", Kłodzko, 1989
  • "Путь людей Книги", Przedświt, Варшава 1993
  • "E.E.", PIW, Варшава 1995
  • "Правек и другие времена", W.A.B., Варшава 1996
  • "Шкаф", Wydawnictwo UMCS, Люблин 1997
  • "Дом дневной, дом ночной", Ruta, Вальбжих 1998
  • "Opowieści wigilijne" (совместно с Ежи Пильхом и Анджеем Стасюком), Czarna Ruta, 2000
  • "Lalka i perła", Wydawnictwo Literackie, Краков 2000
  • "Игра на разных барабанах", Ruta, Вальбжих 2001
  • "Ostatnie historie", Wydawnictwo Literackie, Краков 2004
  • "Анна Ин в гробницах мира", "Znak", Краков 2006
  • "Бегуны", Wydawnictwo Literackie, Краков 2007
  • "Prowadź swój pług przez kości umarłych", Wydawnictwo Literackie, Краков 2009
  • "Момент медведя", Wydawnictwo Krytyki Politycznej, Варшава 2012
  • "Księgi Jakubowe", Wydawnictwo Literackie, Краков2014
 
Аватар пользователя Culture.pl
Culture.pl
2015/08/19
Facebook Twitter Reddit Share

Ольга Токарчук

МУЛЬТИМЕДИА

Ольга Токарчук

СТАТЬИ

Титус Чижевский «Портрет Бруно Ясенского», 1920, масло, холст, фотография предоставлена Музеем искусств в Лодзи; штаб-квартира журнала «Kultura» в Мезон-Лаффите под Парижем, фото: Войцех Лаский / East News; Юзеф Олешкевич «Портрет Адама Мицкевича», 1828, дар Владислава Мицкевича, фото: Краковский национальный музей

Специально для читателей Culture.pl мы подготовили путеводитель по польской литературе в надежде, что с его помощью каждый сможет не только узнать для себя много нового, но и найти польского писателя по своему вкусу. Подробнее about: Польская литература: путеводитель иностранца

Пожалуй, в этом контексте никого не удивят фамилии Юлии Хартвиг, Ольги Токарчук и Дороты Масловской, авторов литературы факта – Малгожаты Шейнерт и Ханны Кралль, а также биографов – например, Ренаты Лис. Однако это далеко не весь список современных польских писательниц, которых ни в коем случае нельзя пропустить. Подробнее about: 10 книг польских писательниц, которые стоит перевести

Статуэтка Литературной премии «Нике», фото:  Донат Брыкчинский / REPORTER / East News

В этом году жюри Литературной премии «Нике» в 20-й раз выберет главную польскую книгу года. Из двадцати книг, попавших в шорт-лист, большинство относится к литературе факта. За премию поборются семь сборников репортажей, том воспоминаний, пять сборников поэзии, пять романов и два тома эссе. Подробнее about: Стали известны номинанты на литературную премию «Нике» 2016

Каролина Грушка в роли Марии Склодовской-Кюри, фото: Гжегож Хартфель

Биография Марии Склодовской-Кюри, «Ведьмак», новые фильмы Вайды и Холланд, рассказ о семье Бексиньских, кашубская сага Филипа Байона и историческая драма о послевоенной Силезии. Представляем самые интересные польские фильмы в производстве на конец 2015 года. Подробнее about: Что слышно в польском кино?

Очередной этап съемок фильма Агнешки Холланд «След зверя» (Pokot) по повести Ольги Токарчук «Веди свой плуг по костям мертвецов» начнется в октябре в Котлине Клодзкой. «Она о моем поколении и немного о сегодняшнем мире», — так режиссер описала эту историю. Подробнее about: Холланд о новом фильме «След зверя»: он о моем поколении, о мире сегодня

Brak podobnych artystów.