Content anchor

«Body/Тело»


Kadr z filmu "Body/Ciało" Małgorzaty Szumowskiej, fot. Jacek Drygała
Кадр из фильма «Body/Тело» Малгожаты Шумовской, фото Яцек Дрыгала

Триумфатор последнего Берлинского кинофестиваля фильм «Body/Тело» ‒ это смелое, мудрое и безумно веселое кино. Пожалуй, лучший фильм Малгожаты Шумовской.

Шумовская склоняет слово «тело» по всем падежам и снабжает бесконечным количеством прилагательных. Она внимательно исследует телесность своих героев. Показывает тело старое и оплывшее, тело мертвое, зависимое, убитое, голодное, аноректичное, продрогшее, страстное. Тело гермафродитное и тело, освобожденное от табу (превосходная сцена, в которой обнаженная Эва Далковская танцует под «Смерть в бикини» группы «Republika»). Тела животных, превращенные в еду, и тела астральные, контактирующие с миром живых при помощи медиумов.

 Фильм Шумовской говорит о том, как по-разному можно смотреть на тело. Казалось бы, это скорее тема для видеоарта, нежели сюжетного фильма, однако режиссер фильма «Во имя…» доказывает обратное. Этюд о телесности вписан в историю о варшавском прокуроре-алкоголике (Януш Гайос), его взрослой дочери аноректичке (Юстына Сувала) и психотерапевте (Майя Осташевская), которая после смерти сына открыла в себе способности общаться с потусторонним миром. Шумовская создала трогательное повествование о столкновении веры с безверием, надежды с отчаянием, любви с ненавистью.


Шумовская на протяжении многих лет рассказывает о напряжении между «psyche» и «soma». В ленте «33 сцены из жизни» («33 sceny z życia») она говорила об умирании и жажде жизни, в «Иностранец» («Ono») ‒ о молодой девушке, которая, забеременев, заново открывает свое (и вместе с тем чужое) тело, в «Откровениях» («Sponsoring») она поднимала тему опредмечивания сексуальности, а в картине «Во имя…» показывала тело, мучимое запретной страстью.

Но никогда еще Шумовская не говорила о теле так выразительно. В фильме «Body/Тело» оно становится тюрьмой души, подчиняется принятым правилам приличия, которые делают невозможной свободу экспрессии. Тело порабощает. Режиссер неслучайно раз за разом прибегает к образу закрытых дверей. Герои «Body/Тело» разделены барьерами, которые они сами создали. Квартира героини-психотерапевта скрыта за стальной решеткой; прокурор не может выйти из больницы, не разблокировав цифровой замок, а однажды ему приходится вызывать слесаря, чтобы попасть в собственную квартиру.

Кинорежиссер, родилась в 1973 году в Кракове.

 

Фильм Шумовской ‒ это рассказ о попытке освободиться от тирании тела через духовные поиски, религию и веру в потусторонний мир. «Есть ли что-то еще?» ‒ такой вопрос оказался на афишах. Шумовская не только не пытается на него ответить, но показывает, что задавать это вопрос практически бессмысленно. Вера в иной мир у нее лишь способ совладать с отчаянием и пустотой.

Рассказ о прокуроре-рационалисте, его умершей жене и психотерапевте-спиритистке отсылает к поздним фильмам Кшиштофа Кеслёвского. Легко можно себе представить несколько сцен «Body/Тело», вмонтированных в «Двойную жизнь Вероники», «Декалог» или «Три цвета: красный». Но Шумовская берет кинематографический мистицизм в иронические кавычки. Как тогда, когда героиня Осташевской пародирует саму себя и смеется над ролью одухотворенной сумасбродки.

Обладательница «Серебряного медведя» за режиссуру безупречно выстраивает атмосферу фильма: серьезность сочетается с юмором, мистическая драма с гротеском. Стоит прозвучать с экрана самым серьезным вопросам, как режиссер прокалывает шарик пафосной возвышенности комедийной пуэнтой. Взять к примеру открывающую фильм сцену «воскрешения» висельника, который неосмотрительно покидает место мнимого преступления.

«Body/Тело» Шумовской ‒ это еще и черная комедия о Польше, о которой мы знаем из газет. Шумовская на экране намекает на убийство Здзислава Бексинского и «маленькой Мадзи из Сосновца», говорит о польской религиозности, педофилии и абортах. Но это лишь фон, благодаря которому повествование об утрате веры и разума прочно коренится в польском «здесь и сейчас».

«Body/Тело» ‒ парад великих актерских талантов. Януш Гайос в роли циничного прокурора подкупает горьким юмором, ему не уступает Майя Осташевская, воплотившая на экране один из лучших своих образов. Осташевская с иронией и нежностью рисует портрет психолога-чудачки, она дистанцируется от героини, и вместе с тем наделяет ее образ человечностью. Однако настоящее открытие Шумовской ‒ это Юстына Сувала, актриса-любительница, сыгравшая дочь главного героя и создавшая сильнейший драматический образ.

 «Body/Тело» ‒ это лучший наряду с «33 сценами из жизни» фильм Малгожаты Шумовской и свидетельство, что режиссер «Тишины» неустанно совершенствует свой кинематографический язык. Это безупречное кино: веселое и смелое, умное, но лишенное умничанья. Этюд о телесности сплетается с драмой о жажде близости, вырастая в повествование, которое избавляет от иллюзий, но оставляет надежду.

Малгожата Шумовская получила Серебряного медведя за лучшую режиссерскую работу на 65-ом... Подробнее about: Шумовская победила в Берлине!


 

Бартош Сташчишин 27.02.2015

Bartosz Staszczyszyn

ТЕГИ: Body/Теломихал энглертмалгожата шумовскаяянуш гайосмайя осташевскаяюстына сувалаБерлинале

Понравился наш материал? English newsletter here

Подпишись на наш newsletter

  • 0 subscribers
  • В соответствие с законом от 29 августа 1997 года о защите персональных данных (Dz. U. z 2002r. nr 101, poz.926), я согласен на обработку моих персональных данных Институтом Адама Мицкевича (IAM) с главным офисом в Варшаве (ул. Мокотовская 25). Передача персональных данных является добровольной. За пользователями закреплено право просмотра своих персональных данных и внесения исправлений.

  • Email Marketingby GetResponse

Смотрите также: